ИЗВЕСТИЯ.ФАКТЫ.

7 подписчиков

Свежие комментарии

25/07/21==

Титаническое насилие

 
                                                             Режиссер Жюли Дюкорно

Завершился Каннский фестиваль

74-й Каннский фестиваль завершен. Золотая пальмовая ветвь присуждена фильму «Титан» француженки Жюли Дюкорно, приз за режиссуру — ее соотечественнику Леосу Караксу («Аннетт»). Картина «Купе номер шесть» финского режиссера Юхо Куосманена удостоена Гран-при фестиваля. Она снята на русском Севере с активным участием наших кинематографистов — актера Юры Борисова, сценаристки Любови Мульменко, продюсера Натальи Дрозд и других. А в конкурсе «Особый взгляд» победил фильм Киры Коваленко «Разжимая кулаки». Комментирует Андрей Плахов.

В качестве фильма закрытия был выбран пародийный боевик «Агент 117: Из Африки с любовью». Этому показу предшествовала церемония вручения наград, которая тоже напоминала  абсурдистскую комедию. Президент жюри Спайк Ли в шутовском костюме всех цветов радуги путался в бумажках и не мог связать двух слов, но при этом с самого начала сломал интригу — почти выдал победителя, которого по регламенту нужно было объявить под занавес. Ему по мере сил пытались помочь другие члены жюри и ведущая вечера: они включали юмор, натужно хохотали и делали вид, что все так и было задумано для развлечения публики.

Столь хаотичной, дурашливой, но при этом трогательно импровизированной церемонии не припомню за все годы своего присутствия на Каннском фестивале.

Решения жюри тоже грешат нелепостями, главная из которых — умножение призов и разделение их пополам. Низший по рангу Приз жюри присужден двум неравноценным фильмам — «Колену Ахеда» израильтянина Надава Лапида и «Памяти» тайца Апичатпонга Вирасетакула. Оба — не лучшие в фильмографии их создателей, но если израильский фильм можно назвать совсем неудачным претенциозным опусом, то «Память» — значительная работа крупного автора. Она снята в Колумбии и, помимо метафизических тем, затрагивает острые социальные и экологические. Своего рода «послание к человечеству», что Вирасетакул подтвердил в своей речи и привлек в союзницы сидевшую в зале (и играющую в фильме) Тильду Суинтон.

Разделен оказался и значительно более весомый Гран-при жюри. Эту награду снискали сразу два фильма — иранский «Герой» Асгара Фархади и финско-немецко-эстонско-российское «Купе номер шесть» Юхо Куосманена. Я остался равнодушен к «Герою» и полюбил «Купе», но независимо от оценки этих картин было видно, что приз заготовлен только один, и два лауреата, уходя со сцены, должны были почти прилипнуть друг к другу, как сиамские близнецы, чтобы не выпустить из рук награду.

Очевидно, свои решения жюри принимало в острых прениях, что и привело к размножению статусных призов.

Этого не произошло в актерских номинациях; с наградами можно поспорить, но не слишком: и Калеб Ландри Джонс (австралийский фильм «Нитрам»), и Ренате Реинсве (норвежский «Худший человек на свете») показали хорошую актерскую игру. По-настоящему порадовал приз за режиссуру, доставшийся Леосу Караксу — одному из крупнейших авторов мирового кино, традиционно обойденному фестивальными наградами. Приз, присужденный ему за фильм «Аннетт» — хотя бы частичная компенсация этой несправедливости. А вот награда за лучший сценарий, выданная Рюсукэ Хамагути (фильм «Веди мою машину») скорее всего продиктована желанием как-то отметить эту картину, где интересен не столько сценарий, построенный на рассказе Харуки Мураками, сколько по-японски изощренная режиссура. Но спарить Хамагути с Караксом не решился даже шутник Спайк Ли, пришлось между ними выбирать.

Эти решения, логичные или не очень, остаются всего лишь прелюдией к главному — присуждению Золотой пальмовой ветви фильму «Титан» Жюли Дюкорно.

Именно этим фестиваль 2021 года запомнится и войдет в истории кинематографа.

Нынешнее присуждение можно сравнить с несколькими скандалами из прошлого — когда высшим каннским призом наградили «Таксиста» Мартина Скорсезе в 1976-м (об этом вспоминали, чествуя на 74-м фестивале Джоди Фостер) или «Криминальное чтиво» Квентина Тарантино в 1994-м. Но постепенно мир привык к насилию, в том числе жанровому, и сюжет о девушке с титановой пластиной в голове, легко убивающей кого ни попадя, совокупляющейся с автомобилями и переобувающейся в юношу, способен скорее позабавить, чем шокировать. Титановый сплав из провокации, юмора, саспенса и сентиментальности (ей тоже нашлось место) оказался достаточно прочным, чтобы положить на лопатки всех остальных конкурентов. Рассказы о падавших в обморок на показе «Титана» можно отнести к области легенд, а радикальное решение жюри каннский зал встретил овацией.

Нынешний фестиваль стал чрезвычайно успешным для российского кино. «Петровы в гриппе» Кирилла Серебренникова, хоть и не снискали наиболее значимых наград, отмечены Высшей технической комиссией за работу оператора Владислава Опельянца. Снятый не осетинском языке фильм «Разжимая кулаки» Киры Коваленко, уроженки Северного Кавказа, победил в конкурсе «Особый взгляд», который по уровню не уступал главному. Это серьезное, по сути уникальное достижение вписывается в женский дискурс фестиваля: ведь и «Золотая камера» за лучший дебют присуждена картине «Мурина», снятой женщиной — режиссером из Хорватии Антонетой Аламат Кусянович. К слову сказать, Спайк Ли, от которого ждали поощрения расовой проблематики, неожиданно оказался в феминистском лагере.

Еще один молодой российский режиссер Ким Тукаев победил в конкурсе короткометражек Nespresso с фильмом «Почтальон». Наконец, нельзя не отметить, что «Бабий яр. Контекст» Сергея Лозницы, представлявший Украину, но имеющий прямое отношение к нашей общей истории, отмечен специальным призом «Золотой глаз» в категории документальных фильмов.

Картина дня

наверх